Не отвеченные вопросы о теракте

То, что вы ещё не сидите, не ваша заслуга, а наша недоработка.
Ф. Э. Дзержинский.

Здравствуй, дорогой читатель. Несмотря на то, что тема уже не свежа, всё равно к ней стоит вернуться, по крайней мере, чтобы проанализировать. Да и не пресса я, чтобы только горяченьким потчевать посетителей. Сейчас, по прошествии трёх дней — информации стало больше. Но всё равно маловато, чтобы делать выводы. Вообще, удивляет молчание людей компетентных и знающих. Сами подумайте — ну что может сказать блоггер, при обладании информацией из открытых источников, по крайней мере тем, что все и так знают? Только перепечатать то, что пишут другие, со своими вставками. Впрочем, тут есть одна лазейка: онлайн конференции. Скажем, не так давно на эту тему проводилась онлайн-конференция с альфовцем на пенсии. Да чего далеко ходить, вот ссылка: http://lenta.ru/conf/goncharov/. Правда она уже закончена, и закрыта. Как бы то ни было, вопрос был задан, и, видимо, как не относящийся к теме «как себя вести при угрозе теракта» — не опубликован. Я их понимаю. Во-первых, спецназовец это исполнитель, и тонкости работы не в поле, а с агентурой и прочими методами разведки — ему не то, чтобы чужды, а вообще не практикуются. И вопрос-то, само собой ясно, что не по адресу. Просто больше задать было некому. Ввиду этого захотелось во-первых, обсудить вопрос с посетителями, во-вторых — всё таки расписать проблему развёрнуто, а то заметки, диалоги в аське, и вообще — последние три дня сбились в такой комок мыслей, текста, что их надо разобрать в первую очередь для себя. В принципе, с вопроса и начнём.

Здравствуйте, Сергей.
Дело в том, что сейчас существует имидж всесильной Федеральной Службы Безопасности (который она сама же и создаёт, ибо такой имидж крайне желателен для её эффективной работы). Видимо это и усыпило людей, которые (опять же по сообщениям исключительно из открытой печати) могли видеть молящихся прямо в метро исламисток, и никому не сообщили об этом — ну, молится человек в метро, надо уважать его религию, ага… Стали жертвами толерантности, это бывает, к сожалению. Но вот другой вопрос возникает. Без развитой сети информаторов, без грамотной работы с ними — отследить готовящийся теракт вообще невозможно, что бы там не говорили про чудесную аппаратуру и спутники-разведчики… Когда терр. группа состоит из взрывотехника, пары кураторов, пары исполнительниц и организатора, без связей со внешним миром — готовящийся теракт можно выявить только по информации в среде самих боевиков, а точнее даже их руководства, которое естественно знает о готовящемся взрыве, ибо само чаще всего и отдало приказ его организовать.
Собственно, вопрос такой — почему у ФСБ, которая непосредственно должна заниматься работой с агентурой — этой агентуры толи не оказалось, толи эту агентуру перевербовали/нейтрализовали, толи её выявили, и сливали через них грамотную дезу. Контрразведка теряет квалификацию, или денег не хватает? Ведь то, что теракт возможен, это именно недоработка спеслужб, почти как говаривал Ф. Э. Дзержинский, а не заслуга террористов.
И ещё, вот В.В. Путин говорит об уничтожении организаторов… Условно, организаторы это группа из 6-7 человек (сейчас уже 4-5) + заказчик, какой-нибудь очередной «Ичкерийский» эмир. Вам не кажется каким-то неравноценным размен 39 к 8? Может быть стоит не устраивать показательные казни и зачистки для успокоения общества, а провести ВЫ-чистку террористов? Ведь у спецслужб, да и регулярных войск есть наработки по контрпартизанской войне — в чем же проблема? 15 лет уже идёт война регулярных войск РФ на северном кавказе с кучкой сепаратистов, хотя с 10 000 000 фашистов мы управились за 4 года. Вам не кажется, как куда большему специалисту в военном деле нежели я, что это, мягко говоря, странно? Как вы полагаете, каковы причины этого, и кому это, скажем прямо, выгодно? Ведь не будь это выгодно кому-то, война закончилась бы не успев начаться…

30.03.2010

Жаль, конечно, что на вопрос не было ответа, его бы очень хотелось получить от действительно квалифицированных людей, без всяких там обидняков и упрёков, а по существу.

Во-первых, вспомним теракты 1977 года, которые значительная часть ныне живущих и не застала на своей памяти (и я в том числе). Тогда были приговорены к высшей мере наказания — смертной казни — трое уроженцев Армении, виновных в терактах. Следствие продлилось 8 месяцев. После этого Россия не знала, что такое терроризм ещё долгое время, как минимум лет 10. Впрочем, тогда это были армянские националисты, которые ставя целью независимость Армении подрывали то же метро в Москве, и т. д. Это была не организованная группа, в несколько тысяч человек численностью и финансированием из-за рубежа, а «любители-энтузиасты», собиравшие СВУ дома.

А что мы имеем в данный момент в Чечне? А мы имеем там малые партизанские отряды, скрытно перемещающиеся на площади в 17 500 кв. км (примерно в 3 раза меньше, чем площадь московской области — 45 800 кв. км), по труднодоступной гористой местности и знающие эту местность весьма хорошо, использующая проводников из местных. Их финансируют, конечно, уже не так, как в 1995, но фальшивые доллары, наркотраффик, и прочий «бизнес» позволяют изыскивать средства на ведение войны, покупку оружия и прочих средств уничтожения. Выявить, где в данный конкретный момент находится террористическая группа — напомню, на площади в 3 раза меньшей московской области — отчего-то безмерно тяжко и невозможно. Тут вконтакте видео появилось — обращение Доку Умарова — главы «имарата кавказ», кому интересно поищите. Так вот, он утверждает, что находится и здравствует в той же Чечне, оттуда командует терактами, и пообещал, что теракты будут продолжаться, сопроводив обращение примерно такими словами: «Надо, надо просыпаться. Не хотите по-доброму, через слова, будете через кровь и смерть». Как ни странно, выглядит Доку усталым, и вовсе не зверюгой бесчеловечной, как его пытаются выставить на обозрение (хотя внешнее добродушие не помешает ему отрезать головы паре русских солдат попавших в плен). Впрочем, как говаривал Джером Клапка Джером: «Мы притворяемся в самых серьезных делах. На войне солдаты каждой страны — всегда самые храбрые в мире. Солдаты враждебной страны всегда вероломны и коварны — вот почему они иногда побеждают». Сути дела это не меняет, но странно видеть обычного человека в своём враге. Это значит, что у него есть обычные человеческие слабости и недостатки, и рано или поздно его или подорвут гранатой, или он словит пулю. В конце концов терроризм — это способ ведения войны, а уж они воюют с нами, и ещё как воюют — на площади в треть московской области дают прикурить регулярным войскам — жаль только мы это ещё не поняли. Мы ежедневно ходим на работу, мы привыкли к мирной жизни, мы думаем, что с нами никогда ничего не случится. И те 39 человек скончавшихся от двух терактов — тоже так думали, до поры до времени. И спокойно ехали по своим делам в 8 утра 29.03.2010.

Терроризм начинается тогда, когда не хватает сил на полномасштабную войну с регулярными частями, но и у регулярных частей не хватает сил уничтожить эти партизанские группки — это обычная практика партизан, только если партизаны советские взрывали мосты с немцами, то партизаны чеченские взрывают транспорт с русскими. Заставить противника ходить и оглядываться, нервничать, пригибать голову чтобы не поймать пулю снайпера — это только некоторые из его составляющих. И очень жаль, что зажравшиеся, привыкшие к мирной жизни россияне ещё не поняли этого. Сейчас, пройдёт недельки две, всё забудется. Масса опять выпрямит головы, опять перестанет обращать внимание на лиц кавказской наружности, опять перестанет присматриваться к сумкам. Из метро исчезнут толпы милиционеров, и внешне Россия успокоится. Мне, правда, кажется, что ненадолго. Спецслужбы — хотя и предотвращают большинство терактов — всё равно за всем уследить не в состоянии. Халатность населения, в первую очередь, неграмотность в вопросах выявления терактов и потенциально опасных лиц — всё это у нас в изобилии. Посмотрите лучше на Израиль. Эта страна по площади немногим больше Чечни, 22 000 кв. км. А что там? А там со школьной скамьи рассказывают, как выглядит террорист, каковы его характерные признаки, что надо делать, если произошёл теракт или есть подозрение, что вот тот араб на другой стороне улицы, террорист-смертник. У нас, вместо всех этих уроков этики и культуры, призванных увеличить толерантность, лучше бы ввели уроки по противодействию терроризму, поскольку существующего ОБЖ — явно недостаточно.

Другой вопрос в том, что слишком странно выглядят потуги урегулировать конфликт на территории в три раза меньше, чем московская область (правда довольно сложнопроходимой, с тяжёлыми горами). 15 лет, как уже выше сказано, регулируем, а отрегулировать не можем. Гаечный ключ, видимо, не подходит к этой конкретной гайке — свои то мы все позакручивали, оперативно, качественно, прижали болты, можно сказать. То, что легкодоступно и не оказывает сопротивления (ну, ржавчина там не наросла, или ещё чего) — всегда прижимать легче. И из-за того, что прям так хорошо всё закручено, мы привыкли и не обращать внимания на шахидов, которые молятся в метро перед тем как подорваться. Зачем на них смотреть? На них смотреть не положено, а вдруг он намаз совершает просто, ибо сильно правоверный, и начнёшь возмущаться — тебя же ещё и привлекут, мол, мешаешь человеку молиться. Что смешно — экипировка террористов — это вообще ерунда какая-то. Практически как и у частей нашей регулярной армии. Т.е. сражаются на равных, условно говоря. Посмотрите с чем они ходят по горам (а точнее, те кадры, которые были сняты ещё в лучшие для них времена) — ну, автоматики, походный лагерь, гранаты, несколько гранатомётов. Это не какие-то там сверхчеловеки, это обычные солдаты, люди. А людей, как известно, можно убивать. Так в чем секрет такой их живучести? Как был задан вопрос на ленте.ру — кому это выгодно? Потому что если было бы невыгодно — их не снабжали бы оружием, деньгами, провизией — с одной стороны, и не цацкались бы под давлением мировой общественности — с другой.

Дело в том, что уже давно — начиная с 2001 года, когда мировой гегемон — США — открыто объявил зелёный свет борьбе с терроризмом, есть все предпосылки для легитимного уничтожения всех боевиков северного кавказа. Т.е. мировая общественность сейчас двинута слегка на борьбе с терроризмом, и под эту музыку можно провести масштабную операцию в Чечне (потому как нынешняя КТО — якобы законченная в прошлом году — так и не дошла до конца, сиречь не достигла основной цели). Но её никто не проводит, продолжая перемалывать на жерновах войны солдат и гражданское население. Одних — непосредственно в горячей точке, других — далеко от неё. Вообще, когда речь идёт о больших деньгах — всегда параллельно существует море крови. Вот оно и разлилось за эти 15 лет, да так разлилось, что отголоски звучат по всей России.

Я, по правде говоря, совершенно не верю в обещания нашего правительства создать какую-то комплесную систему безопасности (аля СОРМ-3, слухи о которой просачивались в интернет годик назад), прекратить террористические акты, уничтожить боевиков. Родные, вы уже 15 лет обещаете их уничтожить. Уже 15 лет крутите гайки в Чечне, не замечая, что резьба сорвалась. Может быть, стоит методику поменять наконец? Ощущение, что сколько бы их не били, они всё равно снова появляются. Убили десятка два, а их ещё два десятка. К ним откуда-то бойцы приходят — или что, скажете, чеченские боевики почкованием размножаются? Да нет, к ним уходят «мирные» жители Чечни, Дагестана, Ингушетии, решившие стать шахидами, боевиками, и прочей террористнёй. И глупо надеяться, что подписав пару бумажек можно решить проблему. В первую очередь, надо поменять понимание у людей живущих в стране, обучить население, как противостоять террористической угрозе. Хотя бы общедоступную передачу создать по ТВ, инструктирующую массы, что и как надо делать, каковы признаки готовящихся терактов, куда звонить и кому сообщать. Это есть на сайте ФСБ, но сколько туда народу заходит? 10, 15 тысяч в день? А население страны 140 миллионов. Прав Умаров — надо просыпаться. Просыпаться и смотреть вокруг — может быть где-то неподалёку от вас готовится очередной теракт.

Автор

Алекс Разгибалов

Сумасшедший мужчина, неопределённого возраста, наслаждающийся манией преследования. Паталогически недоверчив, эгоистичен, авторитарен. Вторичные диагнозы - программист и поц. Владеет английским языком на уровне около хренового разговорного. Также знаком с некоторыми другими языками. Интересуется всем и вся, за счёт чего в любой области знания являются поверхностными, неглубокими. Характер невыдержанный. Крепость - 55 градусов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Собирать идеально - не обязательно, просто приблизительно соберите картинку (должен быть включен JavaScript).WordPress CAPTCHA