О гражданском обществе

Не знаю, заметили ли вы, но в последнее время наши высокопоставленные очень любят этот оборот: «гражданское общество». Какое-какое? Спросите вы. «Гражданское». А что это такое? Вот тут то и начинается любопытное, я бы даже сказал мистика. Вот кстати вы, читатель, подумайте — как для себя вы определяете «гражданское общество»? Что это вообще такое, если не лазить на википедию и не искать определений? Дальше-то, моя точка зрения… Ну, начнём издалека.

Во-первых, практически все признают, что гражданского общества у нас сейчас нет (или есть, но очень в малых количествах). Что сейчас вместо него — как-то не уточняется. Но зато все говорят (особенно Медведев Д. А., очень любящий этот оборот речи — «построение гражданского общества»), что его надо построить. Вообще, какая-то нездоровая тяга у людей, Россией управляющих, что-то строить — традиция у управленцев, наверное, такая. Сначала начали строить коммунизм. Красные чебурашки 70 лет «строили, строили», но так и не построили, потому что появился Ельцин и К, и сказал: «зачем нам коммунизм, давайте строить демократию». Начали строить демократию — сейчас совсем непонятно, то ли демократию построили, но как-то не так, то ли взяли советский недострой, перекрасили его из красного в красно-сине-белый, и назвали демократией, оставив старую планировку коммунистического проекта. (Видимо именно на это намекает последовательность полос на флаге: внизу красная, фундамент, на чем стоит всё остальное, а уж затем синяя и белая). Как бы то ни было, так называемая демократия в России совсем не похожа на демократию в США — явно строители воровали цемент, и здание получилось кривоватым.

Во-вторых, ну таки что такое гражданское общество? Что за вкусняк-то такой, о благодати коего вещают время от времени? Одно из вики-определений звучит так: «Гражданское общество — один из феноменов современного общества, совокупность социальных образований (групп, коллективов), объединенных специфическими интересами (экономическими, этническими, культурными и так далее), реализуемыми вне сферы деятельности государства и позволяющими контролировать действия государственной машины«. Т.е. попросту говоря, это общество, способное контролировать и ограничивать власть государства, выражать протесты или одобрение по отношению к его решениям, влиять на состав правительства и проводимую им политику… Вот к примеру взяли, повысили тарифы на ЖКХ, люди вышли и протестуют, т.е. своим массовым собранием сигнализируют государству: «Эй, родное! Ты не то делаешь, нам не нравится, объясни зачем ты это делаешь, или перестань». По идее — в режиме гражданского общества — государство должно прислушаться, чего глаголет народ в лице этого самого гражданского общества. Ан нет, куй, нащяльника, как сказал бы заслуженный гастарбайтер всея Руси Равшан. Вместо этого, у государства начинаются зрительно-обонятельные галюцинации. Они начинают ощущать цвет и запах оранжевых революций. Это гражданское общество? Нет.

А собираются ли его строить, вообще? Да кто его знает… На самом деле представьте себя, читатель, ну хотя бы на посту директора, скажем, муниципального предприятия по ремонту обуви. Вот вы привыкли отдавать распоряжения, контролировать всё, что на производстве происходит, одним словом, как говаривал Воланд: «Начали входить во вкус». А тут вдруг возьми и образуйся какой-нибудь профсоюз подмёточников. И начинают они уже вас контролировать. С вашей точки зрения это совершеннейший непорядок — вы же начальство. А теперь представьте, вы, находясь в здравом уме и твёрдой памяти, вдруг взяли и предложили создать профсоюз подмёточников сами — осознавая все грядущие последствия. Не можете представить? Да я, честно признаться, тоже не очень хорошо себе это представляю. Но! Есть один нюанс: можно бесконечно долго обещать создать профсоюз подмёточников, для контроля действий администрации в отношении работников. Тогда всё хорошо — люди живут завтрашним днём и верят в светлое будущее. А вы — занимаетесь тем же чем и всегда (ну, или всё-таки рассматриваете возможность создания профсоюза, и попутно ищете своего человека который этот профсоюз возглавит). А к тому моменту, когда люди обнаружат, что прошло несколько лет, но профсоюз подмёточников так и не создан, можно сказать: «не беда! мы построим профсоюз шнурочников». А самому уйти на пенсию.

Автор

Алекс Разгибалов

Сумасшедший мужчина, неопределённого возраста, наслаждающийся манией преследования. Паталогически недоверчив, эгоистичен, авторитарен. Вторичные диагнозы - программист и поц. Владеет английским языком на уровне около хренового разговорного. Также знаком с некоторыми другими языками. Интересуется всем и вся, за счёт чего в любой области знания являются поверхностными, неглубокими. Характер невыдержанный. Крепость - 55 градусов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Собирать идеально - не обязательно, просто приблизительно соберите картинку (должен быть включен JavaScript).WordPress CAPTCHA