А давайте назовём!…

< Предыдущее.

… — А вчера, говорят, санитары сварили суп из больного, который во второй палате попробовал попросить себе лекарства настоящего…

— Это ещё что, сидящий на табуретке сумасшедший, вращая глазами огляделся по сторонам: за то, что в газете «Дебильный Листок» опубликовали не лестный отзыв о главном санитаре — редактора, Мойшу Шендеровича, на кол, говорят, посадили. Прямо в палате, на глазах у всех.

— Да что хотят, то и делают, управы на них нет. А у них там есть ещё главный злодей — Кровавый Санитар всея психбольницы, Василий Закорабельный… Тот вообще зверюга. У него двое сотрудников когда перебрали лекарств, которые наркотические, да и померли от передоза — всё шито-крыто. Чудотворец, одно слово. Как-то все забыли, что они были из тех, кто за этими лекарствами следить должон…

— Ага, следить — а ты слышал, что они нахалявку там уже давно все переколоты, перекурены? На колёсах сидят, не слезая — народ так говорит…

— … А вы слышали, что недавно один из санитаров перепил, да и ломанулся по больнице с ножкой от стула: одного насмерть забил, второго покалечил, выстроил потом санитаров в ряд у стены, и бил колотушкой по головам… Овсянкин его фамилия, кажется.

Слухи о бесчинствах санитаров расползались по больнице, тревожа больные души. Души беспокоились, собирались в кучки, обсуждали — происшествия обрастали новыми подробностями, деталями, небылицами. Поговаривали, что главный врач — продал душу дьяволу, за что получил чёрта с мигалкой, на котором ездит по коридорам. Глядя на него то же самое сделали все врачи, и теперь по коридорам психиатрической не протолкнуться — все ездят на чертях и бибикают. Говорили, что в санитары теперь набирают только упырей, но иногда среди них затёсываются ещё и оборотни. Говорили, что скоро за пребывание в психиатрической надо будет платить непомерные деньги. Наконец, говорили, что санитары закрывают глаза на бесчинства врачей, и перед регламентом психбольницы уже далеко не все равны…

… На собрании повисла тишина, лишь чудотворец мерно стучал ручкой по столу, глядя в одну точку. Вокруг полированного стола сидели заместители, заведующие отделениями… Сидели, дыша через раз — в этом месяце должны были дать «чёрную квартальную», которая целиком и полностью зависела от главврача. Напротив него, выстроившись в небольшую шеренгу, стояли виновники случившегося — старшие санитары. Стояли потупив головы, и старательно рассматривая носки ботинок — носки были с титановыми вставками, для улучшения ударно-дробящих качеств.

— Какие предложения будут? Прервал тишину Чудотворец. Масса, так сказать, волнуется, а с этой массы — все мы, вы слышите? — Повысил он голос — Все кормимся!

— Может это самое, уволить их к чертям, и сообщить больным, что виновные наказаны по всей строгости? Робко предложил один из присутствующих. В глазах санитаров промелькнула тревога: а ну, и правда уволят? Где ещё можно найти такое тёплое местечко?

— Нет, уволить не надо, решил Чудотворец. У нас и так недостача по кадровому составу.

— А может быть, задумался блаженный, меры принять? Чтобы больные их прочувствовали, увидели? Так сказать, на своей шкуре? Давить их будем, введём эти самые, репрессивные меры?..

— Да ты чего, охренел совсем? Их больше, они нас в порошок сотрут, мы и милицию вызвать не успеем. Я вот тут подумал — они вот всё говорят — «санитары, санитары» — так давайте назовём санитаров по-другому — пару-тройку новых человек поставим, ужесточим и углубим? Давайте их… Ну хотя бы смотрителями звать. А что, звучит, ага? Пусть ругают санитаров — какая инспекция, скажем, что это очередной массовый бред, ибо у нас санитаров нету, а есть смотрители, всё по европейским стандартам.

Как всегда, Чудотворец был гениален — мера возымела действие, и масса восприняла смотрителей с радостью, решив, что списочный состав сменился, плохих выгнали, хороших оставили. Инспекции были довольны, больные — не жаловались. Психиатрическая больница вступила в светлое, счастливое будущее — смотрители, в отличие от санитаров, излишне не рукоприкладствовали, лишь иногда уводили кого-то, кто был особо недоволен, на разговор с главным, дабы показать — администрация больницы решила строить новую систему управления, ориентируясь на обратную связь и мнение подопечных. И лишь изредка, по недосмотру, сон болезных прерывался столько знакомыми стонами из дальнего крыла, и стуком резиновых дубинок по почкам. Но больные думали, что им это просто мерещится.

Следующее >

Автор

Алекс Разгибалов

Сумасшедший мужчина, неопределённого возраста, наслаждающийся манией преследования. Паталогически недоверчив, эгоистичен, авторитарен. Вторичные диагнозы - программист и поц. Владеет английским языком на уровне около хренового разговорного. Также знаком с некоторыми другими языками. Интересуется всем и вся, за счёт чего в любой области знания являются поверхностными, неглубокими. Характер невыдержанный. Крепость - 55 градусов.

А давайте назовём!…: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Собирать идеально - не обязательно, просто приблизительно соберите картинку (должен быть включен JavaScript).WordPress CAPTCHA