Российский Союз

Да здравствует созданный волею чьей-то
Обломочный этот Российский Союз
(Вариация на тему гимна СССР)

Собственно, это небольшие размышления на тему статьи LEF’a: «Federatia — союз на латыни», которая в свою очередь, я так понимаю, была чем-то вроде альтернативного продолжения моей заметки: «Демократия у нас есть, правда, мы в неё верим».

Вообще, самоцензура журналистов это вещь такая — двояковыпуклая. С одной стороны — должна быть достоверность информации, и мы все это прекрасно понимаем. Достоверность информации означает её проверяемость. Вот, допустим, условно пишет какой-нибудь журналист: Чубайс — Агент ЦРУ (Моссада, МИ-6, и т. д.). А с чего он это взял? Где, так сказать, доказательства? Или в Лэнгли ему раскрыли базу данных зарубежных агентов по РФ? Таки сильно сомневаюсь! Это значит, что журналист попросту соврал, выдумав из головы несуществующую информацию. А точнее даже сказать — не проверяемую. В самом деле, не можем же мы узнать — действительно условное лицо — агент ЦРУ, или нет. И журналист не может. А публику — вводит в заблуждение. Самоцензура важна с точки зрения достоверности данных, а не так, как у нас сейчас.

Совсем другое дело, когда у журналиста есть действительно важная и достоверная информация — со ссылками на документы, доказательства, в первую очередь именно на документальном носителе, видеоплёнки, аудиозаписи — да что угодно, позволяющее так или иначе определить достоверность информации подаваемой им в СМИ. Проблема в том, что за фразу «Чубайс — агент ЦРУ» — может последовать относительно лёгкое наказание по статье 129 УК РФ «Клевета». А вот за действительно проверяемую информацию, ну хотя бы того же характера (к примеру ушлый работник СМИ таки раздобыл доказательства) — уже можно поплатиться и личной безопасностью. Но если иностранная агентура — забота ФСБ, то некоторые другие вещи — действительно должны быть известны обществу. Например механизм ценообразования, регулировки соотношений валют (курсов), механизмы налогообложения и их целесообразность — это имеет непосредственное отношение к каждому конкретному гражданину. Заодно — подробности из правовой сферы жизни политиков и первых лиц государства, анализ производимых ими действий и проводимых программ — поскольку они напрямую влияют на выбор гражданина в процессе процедуры демократических выборов. А вот эта информация у нас закрыта. О политиках у нас — как о покойниках: либо хорошо, либо ничего. (Имеются ввиду крупные политики). Даже если и есть, что сказать, и есть аргументированно, доказуемо, проверяемо — журналист этого не скажет. Он замолчит в тряпочку, потому что он в курсе — если он заговорит, то будет бо-бо. Можно лишиться работы — без шансов найти новую, а можно потерять здоровье или даже жизнь, неожиданно и совершенно случайно выпав с балкона, попав под машину, или отравившись палёной водкой.

Читать далее Российский Союз